Председатель Сергей Шумский

Приняли в свою семью

Колхоз-племзавод «Казьминский», что в Кочубеевском районе, – это, как стали сейчас говорить, известнейший на Ставрополье бренд. Знаменитое хозяйство, где несколько десятилетий, при любом, по выражению известного литературного героя, «прижиме», стабильно получают высокие урожаи, где люди никогда не сталкивались с безработицей и не страдали от задержек заработной платы.

Здесь не «выживают», а живут нормальной жизнью: много трудятся, следят за достижениями сельскохозяйственной науки, осваивают новые технологии и новые для себя культуры, современную технику, заботятся о хранении и переработке продукции. Здесь убеждены: коллективная форма хозяйствования в аграрной отрасли самая жизнестойкая. И надо признать, что для подобных убеждений у казьминцев есть весомые основания. Сергей Шумский, председатель «Казьминского», вспоминать об этом не любит, но читателям «Аграрной Кубани» надо объяснить – два хозяйства, находящихся на территории Краснодарского края, в разные годы вошли в состав колхоза племзавода, расположенного на Ставрополье. Произошло это не случайно: до этого они сотрудничали, «Казьминский» арендовал у соседей-кубанцев земли.

– Сейчас у нас часть хозяйства находится в Северо-Кавказском федеральном округе, а часть в Южном, – говорит Сергей Александрович. – Нет смысла рассказывать отдельно про «Гранит» и «Красное знамя». Мы единое хозяйство, границу между Ставропольским и Краснодарским краями не видим. Теперь это отделения колхоза-племзавода «Казьминский», со своими управляющими. Люди, которые там работают, вступили в колхоз со своими земельными паями, со своим имуществом и практически в полном составе: мы никого не сокращали.

– «Гранит» присоединяли в 1994 году, – продолжает председатель. – К тому моменту мы два года совместно занимались растениеводством. Животноводства у них тогда уже не было, хозяйство катилось в пропасть, так что присоединение произошло вовремя. «Красное Знамя» вошло в состав «Казьминского» лет шесть назад. Мы с ними до этого совместно выращивали свёклу. Они тоже обратились к нам с просьбой о присоединении: дела шли из рук вон плохо.

Также точно «Казьминский» принял в своё лоно колхоз «Вревский» Ставропольского края, практически банкрот – там был уже внешний управляющий. Сергей Александрович считает, что слово «банкротство» сейчас понимается извращённо. В идеале оно предполагает восстановление хозяйства.

Но у нас бытует другой вариант, когда всё имущество растаскивается и присваивается. «Казьминский», приняв пополнение в виде нескольких отделений, начал в них системную работу.

   

  Слева направо: ветврач отделения МТФ № 5 Михаил Борисенко,                            

главный зоотехник Алексей Левченко, завотделением Польшиков                     

            Владимир, зоотехник отделения Кадыр Хатков 

 

     

Заведующий отделением МТФ № 5

           Владимир Польшиков

                                       

Любовь у каждого своя

Каждое отделение – полноправный член хозяйства со своей спецификой. В «Красном Знамени», например, развивается животноводство.

– Фермы мы не сокращали, наоборот, несколько корпусов восстановили, – продолжает рассказ Сергей Александрович. – Люди посидели несколько лет без работы и сейчас работают, как мне кажется, добросовестно. В «Красном Знамени» коллектив маленький, но очень работоспособный. Молока в этом году надоили уже на 2 тысячи тонн, или на 27,5 процента больше, чем в прошлом. В 2010-м на эту дату было 7 254 кг, а в этом – 9 230. За год увеличение на треть! Вот так работают специалисты и доярки. Сравнения, где надои больше, в каком отделении, мы не делаем, потому что не делим хозяйство на части. Об одном могу сказать: в «Красном Знамени» мы сохранили красно-степную породу, а у нас традиционная – чёрно-пёстрая. Поставляем этот скот туда для воспроизводства. И в своём районе отделение «Красное Знамя» лидирует по животноводству. Мы приняли хозяйство вместе с животноводством и не стали уничтожать отрасль. Так мог бы поступить инвестор, для которого это лишняя головная боль, но мы ведь не инвесторы. Вот свинарник мы ликвидировали из-за политики, которая проводится в свиноводстве: и затраты велики, и давление испытываешь. И потом, мы же другой край, в Краснодарском свои законы. Конечно, в животноводстве работать тяжело, надо каждый день вставать полчетвёртого, таскать тяжёлые вёдра… Но мы стараемся улучшить условия труда. Вот на 5-й ферме сделали молокопровод – качество молока ведь от этого в значительной мере зависит. Эту же политику будем проводить во всём хозяйстве. Мы хотели молзаводу предложить качественную продукцию.

Но они этого как будто не заметили, то есть высокое качество для них вроде было само собой разумеется. А теперь им нужно количество. Они предложили нам кредит.

За собственные средства отремонтировали ферму, поменяли систему кормления, теперь будем каждую корову кормить индивидуально. Учёт молока идёт от каждой коровы через компьютер, и бурёнкам, соответственно удою, будет смешиваться и выдаваться корм: будет ездить тележка и насыпать, какой корове сколько и чего надо. Кстати, что касается сотрудничества с соседними территориями: часть молока мы сдаём на молочный комбинат «Ставропольский», а часть возим в Адыгею. Это позволяет хозяйству проводить более независимую политику по отношению к покупателям нашего молока. Они знают, что нам есть кому поставлять свою продукцию.

   1-й ряд: Светлана Перехода, Елена Горшова, Ольга Стародубенко,

     Любовь Степанова; 2-й ряд: Ольга Кириенко, Оксана Перехода,

                                       Ксения Периева  

 

 

                 Слева направо: механизаторы Геннадий Котляров, Александр Савинский,

                                         Александр Клепальский, Юрий Алексеев

Здесь важно всё

Животноводством в «Казьминском» намерены заниматься и впредь.

– Планируем увеличивать производство молока, но это не значит, что будем наращивать поголовье, – делится Сергей Шумский. – Мы намерены использовать интенсивные методы. Вот увеличили за год производство молока на 27 процентов, а дальше добиваться подобного роста будет сложнее. Но мы будем продолжать это дело, до конца года намерены надоить ещё 3 тысячи тонн молока.

Председатель любит подчёркивать специфику сельскохозяйственного производства, где недостаточно просто внести по-больше удобрений, чтобы получить более высокий урожай, и мало улучшить кормление животных, чтобы поднять удои. Аграриям приходится иметь дело с живыми организмами, и здесь нет мелочей, важно всё. – Выращивание тёлки имеет огромное значение. Если у неё более высокий, чем нужно, вес – это плохо, более низкий – ещё хуже, – говорит Сергей Александрович. – Ведь в этот момент закладывается потенциал на будущее. Непростой вопрос – осеменение, тут приходится учитывать массу факторов. Нужно определить оптимальный срок, умело выполнить манипуляции. Не всегда это получается с первого раза, и тогда процедуру через определённое время повторяют. Но бывает, что и многократные попытки не дают результата. А ведь семя денег стоит… И после отёла тоже всё не просто, каждую корову надо подготовить к доению (причём период подготовки может быть разным), надо правильно раздоить. Если в этом году корову не осеменили, молока у неё может стать меньше. А это работа непростая, каждодневная, очень скрупулёзная и тонкая. Здесь многое зависит от человека.

…Сезон большого молока заканчивается, рацион кормления меняется. Правда, теперь корма в хозяйстве заготавливают на целый год, обеспечивают крупному рогатому скоту стабильность рационов. Нынешний год – благоприятный, осадков было достаточно, так что всё выросло, и кормов казьминцы заготовили достаточно. Кукуруза хорошая в этом году!

    

             Главный агроном Александр Остриков

      

  Механизатор Александр Степаненко 

Сладкая проблема, или Цена риска

Традиционно в «Казьминском» выращивают сахарную свёклу. Занимались этим, ещё когда «Гранит» был сам по себе. Эта культура приносит больше всего денег с гектара. Правда, растить её рискованно: перерабатывающих заводов вокруг мало, и они диктуют свои сроки. Так что выкапывать корнеплоды из земли приходится либо летом, когда они и размера оптимального не достигли, и сахаристости не накопили, либо глубокой осенью, когда мороз может уничтожить все усилия земледельцев. Но из пословицы известно, что бывает с теми, кто боится рисковать.

Так что казьминцы продолжают сеять сахарную свёклу. В этом году, по слухам, некоторые хозяйства начали уборку сладких корнеплодов в конце июля, чтобы попасть в свою очередь на сахарный завод…

– Заводы в Краснодарском крае начали работать с 1 августа, – комментирует Сергей Шумский. – Понятно, что те, кто хотел быть первым, начали копать свёклу в конце июля. Тот завод, с которым мы работаем, открыл сезон 5 августа, мы – 12-го.

Плохо, конечно, но другого выхода нет. Или свёкла наша в поле останется, или мы её выкопаем раньше срока. Сахаристость, конечно, средненькая, корнеплод не успевает её набрать. И об этом я не хочу даже говорить: нас ставят в такие условия, и мы, хочешь-не хочешь, их вынуждены выполнять. Как и с молоком.

Что касается урожайности, то она составляет где-то 540 – 550 центнеров с гектара. Средняя по отношению к тому, что у нас и была. Правда, в прошлые годы к концу осени она доходила до 700, была и 800. Туда дальше и посмотрим, может, и в этом году более высокий урожай будет. Заранее трудно сказать. А если сахарную свёклу не выкопать, то урожайность получится меньше.

Часть сахарной свёклы продаём, а часть сдаём на переработку сахара, чтобы не выскочил сельхозналог, – рассуждает дальше председатель. – В стране и у нас, и у них, чтобы не выскочить с сельхозналогом, нужно продать 70 процентов продукции. Мы не можем продавать масло, а должны продавать семечку, не можем продавать сахар, а должны продавать свёклу, то есть продукт сельхозпроизводства, а не переработки. Вот часть своей продукции мы и продаём, чтобы уменьшить долю, облагаемую налогом. Я так понимаю, что с подобной проблемой сталкиваются единицы, потому что у других хозяйств края нет такого удельного объёма сахарной свёклы, как у нас. А из-за нескольких хозяйств стоит ли поднимать вопрос?.. Может быть, предприятия, которые занимаются переработкой, пользуются льготами как сельхозпроизводители? Тут надо закон доработать. Мы же сахарную свёклу не перерабатываем, мы за её переработку сами платим. Так что здесь нестыковка выходит.

    

   Механизатор Виктор Шеметов                                 Механизатор Юрий Майорет        

Не жалея усилий

А ещё в «Казьминском» выращивают подсолнечник, рапс и кукурузу на семена, в том числе для французской фирмы «Евралис». Зарубежные партнёры контролируют весь процесс, от подготовки почвы до уборки. Себестоимость таких семян получается высокой, но цена, как считают в хозяйстве, стоит усилий. Занимаются здесь и соей – сажают немного, для себя: если будет хорошая цена, её можно будет посеять больше. На небольших участках осваивают разные технологии обработки почвы, приобретают под них необходимые орудия. Но при этом не забывают и о старых проверенных методах, отдавая им предпочтение до той поры, пока не будет неопровержимо доказано, что новые – лучше. Интернет помогает председателю и специалистам следить за новинками, которые предлагает наука, и прикидывать, что может пригодиться в их хозяйстве. Похоже, здесь постоянно держат в уме пословицу про умение подстелить соломку там, где можешь упасть.

Гибкая политика

Заниматься сельскохозяйственным производством всегда было нелегко, а теперь, может быть, особенно. И погода диктует свои правила, и финансовая ситуация в стране меняется; надо постоянно следить за изменениями в законодательстве, да и политическую ситуацию, в том числе международную, приходится учитывать. Словом, это всё равно, что вести корабль в бурном море, среди рифов и мелей: нельзя ничего упустить, приходится менять тактику, проявлять гибкость. Впрочем, руководителей аграрных предприятий этому учит специфика сельскохозяйственного производства.

Те, которые хотят и умеют учиться, извлекают уроки, как из успехов, так и из неудач, поэтому и дела у них спорятся Гибкую политику проводят в «Казьминском» и в отношении сельскохозяйственной техники. Колхоз и сейчас покупает импортную технику, хотя и в меньшем количестве – высокотехнологичные импортные комбайны, тракторы и сеялки – New Holland, Case, «Рапиды» (приобретали каждый год

понемногу, потому что стоят они миллионы), «ПАЛЕССЕ» купили 25 штук за два года. Они стоят дешевле других импортных, а качество высокое. В хозяйстве ремонтируют и восстанавливают то, что есть. Модернизация идёт, но её чётко соотносят с возможностями. Как говорит председатель, техники достаточно для нынешнего количества работников. Если их станет меньше, поневоле придётся приобретать более мощные машины.

…Один сельскохозяйственный год никогда не бывает похож на другой. Так что покой аграриям только снится. И успех сопутствует тому, кто не устаёт учиться новому и просчитывать свои действия на несколько шагов вперёд. Так, как это умеют делать в «Казьминском».

 

Слева направо: механизаторы Иван Наливайко, Владимир Сенатов, Сергей Храмышев, Василий Никитин

Назад в будущее

– Но у властей колхоз вообще как песок на зубах, – считает Шумский. – Только не имею в виду краевые, нет! В более высоких сферах удивляются существованию колхозов. Нет понимания, что это – кооперативы. А кооперативы существуют во всем мире. Фермеры сейчас поработали самостоятельно и стали объединяться. Этот процесс происходит и на Кубани, и в США, и в Израиле. А я так всегда стоял за коллективную форму собственности в нашей отрасли. Мы так привыкли жить и работать, иначе нам неудобно.

      

   Механизатор Андрей Губкин          Механизатор Юрий Апланов

Не хлебом единым…

Из прибыли хозяйство неплохо поддерживают социальную сферу. Хотя это и не задача колхоза, выделяют средства на ремонт школ и детских садов, реконструировали пекарню, построили церковь, внешний вид сёл радует, дороги в хорошем состоянии. Однако председатель, как и жители, хотели бы большего. Впрочем, Сергей Александрович отмечает: необходимое делается. Во всяком случае, по сравнению с другими населёнными пунктами село Казьминское выглядит очень хорошо. Интересно, а отделениям хозяйства, которые находятся в Краснодарском крае,«Казьминский» оказывает такую же поддержку?

– Такую же поддержку оказываем и им. Хотя политика, которую проводят в соседнем регионе, кроме этого помогает в строительстве спортивных сооружений. Строим мы их на всех отделениях, независимо от географии. Так вот, в Краснодарском крае действует программа поддержки подобного строительства. Мы это испытали на себе. Построили стадион в отделении, представили финансовый отчет об этом – и чуть не на следующий день получили 50 % возмещение из регионального бюджета. Жаль, что на Ставрополье пока такого нет...

 

Александра Панченко,

Ирина Панаско

Газета "Аграрная Кубань"