Председатель Совета Агропромышленного союза Кубани

История конфликта переработчиков и производителей сахарной свеклы началась достаточно давно, с того момента, когда в России, после развала СССР, возник свободный рынок сахара. Нигде в мире, за исключением стран СНГ , такого примера вы не найдете. В результате всех манипуляций была уничтожена основа сахарной отрасли – сырьевые зоны сахарных заводов, без чего стабильное развитие свеклосахарного производства невозможно. И, в результате, экономика российской сахарной промышленности, как на качелях, то вверх, то вниз, балансирует между сверхприбылью и катастрофическим положением.

Стоит отметить, что основная цель свеклосахарного производства – максимальный выход сахара с 1 гектара. Это главная составляющая рентабельности самого производства свеклы. Именно этот показатель является наиболее важным фактором свеклосахарного производства в странах, наиболее эффективных производителях сахарной свеклы, таких, как Франция и Германия, где он составляет более 11 тонн с гектара в зависимости от климатических условий сельскохозяйственного года. И как раз здесь не стоит искать свой путь. Для стимулирования сельхозпроизводителей и выравнивания затрат, а также во избежание потерь сторон от недобросовестных участников процесса сдачи-приемки свеклосырья, расчет цены за свеклу целесообразно производить с учетом фактических производственных показателей ее производства и существующих производственно-экономических зависимостей (выход сахара в производстве, расход свеклы на 1 тонну сахара, выход сахара с 1 гектара). Только в этом случае распределение доходов от производства свеклы и реализации сахара будет распределяться пропорционально участию в производстве конечного продукта. Однако без вмешательства государства сложно внедрить такую систему расчетов. От того, насколько государство осознает значимость сахарной отрасли для экономики и продовольственной безопасности страны, зависит и его участие в этом процессе. В западных странах эти взаимоотношения регулируются специальным «сахарным» законом.

У нас же в основе свеклосахарного производства пока лежит конфликт интересов, что изначально предполагает отсутствие стабильности. Тем не менее, Агропромышленный союз Кубани, призывая к сохранению и наращиванию посевных площадей сахарной свеклы, достаточно давно поднимает эту тему, так как прекрасно понимает значимость сахарной отрасли не только для обеспечения продовольственной безопасности России, но и для каждого районного бюджета. Так, в феврале этого года по инициативе Агропромсоюза состоялось краевое совещание по проблемам резкого снижения площади сева сахарной свеклы, где был предложен для подписания разработанный им проект соглашения «О долгосрочном сотрудничестве в сфере производства, заготовки (купли-продажи) и переработки сахарной свеклы в Краснодарском крае». В данном соглашении, аналогично соглашению участников молочной отрасли, были прописаны основные принципы взаимоотношений производителей и переработчиков свеклосырья. Однако, несмотря на все усилия, сколько-нибудь значимых результатов добиться не удалось. По мнению Игоря Лобача, председателя Совета Агропромышленного союза Кубани, вина за такое положение дел лежит в основном на переработчиках, которые это соглашение так и не подписали. Мы решили задать Игорю Александровичу несколько вопросов, чтобы определиться, каково сегодня состояние сахарной отрасли Кубани.

– Игорь Александрович, какие проблемы в отрасли сегодня уже стали очевидны?

– Да, соглашение сахарные заводы не подписали, и это опять создало неопределенность в положении производителей свеклы, которых в прошлом году сразу после завершения сева переработчики «осчастливили» повышением в одностороннем порядке сразу на 4 % гарнцевого сбора при полном отсутствии прозрачности в проведении анализов качества свеклосырья. Это, конечно же, подтолкнуло часть сельхозпроизводителей снизить посевные площади или вообще отказаться от выращивания свеклы.

В результате мы за три года снизили посевную площадь сладкой культуры с 209 до 131 тысячи га.

И если бы не кабальные трехлетние договоры по поставке сырья на сахарные заводы, предусматривающие жесткие односторонние штрафные санкции, было бы и того меньше.

– Почему прекращают сеять сахарную свеклу?

– Постепенно сельхозтоваропроизводители начинают понимать, что для стабильности хозяйства необходимо иметь стабильную структуру посевных площадей. Но и доходность с одного гектара должна обеспечивать хотя бы простое воспроизводство.

Здесь уже работают чисто экономические причины. Снижается доходность с одного гектара при постоянном росте затрат.

Сегодня они на один га посевов сахарной свеклы составляют 45 тысяч рублей. Да еще и, мягко сказать, не партнерское поведение отдельных сахарных заводов.

Совершенно логично, что сельхозтоваропроизводители начинают сеять другие культуры.

– Но это не основная причина?

– К сожалению, да. Что делают сахарные заводы? В прошлом году, после сева, в одностороннем порядке они увеличили гарнцевый сбор. Причем, это было сделано в одностороннем уведомительном порядке.

– То есть правила игры меняются по ходу игры?

– На мой взгляд, это диктат. Сельхозтоваропроизводителям деваться было уже некуда, свекла-то посеяна. Если бы такой разговор шел до сева, ее просто не стали бы сеять. Стоит отметить, договоры на переработку свеклы носят форму публичной оферты, что не позволяет хозяйствам вносить в них изменения. Кроме того, они передавались хозяйствам в подписанном виде уже во время уборки, а были случаи, когда и по ее завершению. Объяснение простое – руководство заводов находится, как правило, в Москве, и с возвратом уже подписанных документов никто не торопился. То есть началась некая игра без правил с определенными недомолвками и недосказанностями. К чему все это привело, мы увидели в этом году – значительно сократились площади посевов сахарной свеклы.

– Но вы же об этом говорили, предупреждали. Как так?

– Мы с октября месяца ставили вопрос перед нашими партнерами – Ассоциацией Кубаньсахар – о том, что договоры нужно заключать осенью или в декабре. Предлагали определить условия приемки сахарной свеклы, как это, например, сделали рисовики – у них нет таких великих споров. Определились, что стоимость риса-сырца составляет 50 % от оптовой цены крупы, и спокойно совместно работают. Сахарные заводы это категорически отвергли. У них есть своя формула.

– Многие свеклосдатчики называют ее «формулой обмана». Это так?

– В какой-то мере. Это очень сложная формула. Ее применение инициировал Ленинградский сахарный завод. И все остальные заводы ее приняли за основу. Я не говорю, что это корпоративный сговор, но подозрения такие есть. Сама по себе формула очень сложная и не вполне доступна для понимания. Причем, здесь есть масса возможностей для манипуляций.

В результате зачастую решение о цене свеклосырья в каждом конкретном случае принимает директор завода. Естественно, что нас это не устраивает. И некоторые хозяйства стали вести разговор, что не будут поставлять свою продукцию на таких условиях. Тогда в ход пошел 3-летний договор, обязывающий поставлять сырье и подразумевающий штрафные санкции за его несоблюдение, опять же в одностороннем порядке.

– И вопрос контроля, как сдатчик сахарной свеклы может убедиться, что его не обманывают?

– Сдатчики захотели понять, почему так сильно меняется дигестия, а именно, чем дальше от начала уборки, тем она меньше. Когда мы проанализировали эту ситуацию, а аграрный комитет ЗСК запросил на некоторых заводах динамику результатов анализов, получилось, что у предприятий, аффелированных с сахарными заводами, дигестия в процессе уборки возрастает, а у остальных хозяйств падает. Почему? У меня лично есть справедливые, на мой взгляд, подозрения, что у сторонних хозяйств просто воруют сахаристость и переписывают на аффелированные хозяйства. Чтобы в этом убедиться, мы предложили поставить на контроль качества своих представителей и заключили договор с фирмой SGC (Компания SGS является мировым лидером в сфере инспекционных услуг, экспертизы, испытаний и сертификации, она признана в мире эталоном качества и деловой этики. Количество сотрудников превышает 75 тысяч человек. Прим. ред.).

В каждом договоре о переработке свеклосырья есть пункт, закрепляющий право присутствия представителя сдатчика при проведении анализов сдаваемого сырья. Желание сотрудничать изъявили 32 хозяйства, мы официально уведомили об этом представителей заводов. Но когда на завод приехали наши представители, их просто не пустили. Пять дней мы потратили только на то, чтобы наших специалистов допустили на процедуру взятия проб.

А в лабораторию, где происходит определение сахаристости, доступ был категорически закрыт.

– Разбираться будете?

– С этим еще предстоит разобраться. Но дальше начались следующие действия – именно у тех хозяйств, которые дали доверенности на представление своих интересов компании SGC, резко возросла засоренность свеклы до 15-18 %, до этого была 6 %. Стали попадаться гнилые корнеплоды. И машины с сырьем начали возвращать.

– Началось давление?

– Достоверных данных нет, только приватные шептания «на ухо», но то, что в конечном итоге большинство хозяйств отозвало свои доверенности, говорит само за себя. Я понимаю руководителей хозяйств – если у тебя тысяча гектаров сахарной свеклы посеяна, и ее надо сдавать, сложно обострять отношения с заводом. Себе дороже. Но, на мой взгляд, беспредел, который происходит сегодня при приемке свеклосырья, надо заканчивать. Однако, несмотря на то, что идет такая борьба, представители переработчиков хотя бы разговаривать стали с теми хозяйствами, которые «осмелились» усомниться, задуматься и задать вопросы по качеству свеклы. То есть работа по восстановлению справедливости и прозрачности идет. Каждый, кто отозвал доверенность, получил свои преференции, в том числе и в повышении цены на сдаваемую свеклу.

Тоже своего рода результат. Да и мы, несмотря на то, что нас не пустили в лабораторию, продолжаем идти своим путем. Заключили договор с еще одной независимой сертифицированной лабораторией ФГБОУ ВПО КубГТУ, которая имеет сертификат ЕврАзЭС, отобрали независимую пробу, провели ее анализ параллельно с заводской лабораторией.

– Каковы результаты?

– Пробы отобраны прямо с машины, которая сразу поехала на завод. Результаты анализа по этой партии мы получили и от независимой лаборатории, и от сахарного завода. Сахарный завод показал – загрязненность – 5,7 %, сахаристость – 14,33 %, а независимая лаборатория дала результаты значительно лучшие – загрязненность – 0,4 %, сахаристость – 16,1 %.

– Традиционный вопрос – что делать?

– Агросоюз Кубани не сторонник того, чтобы мешать кому-то работать, мы просто за прозрачность отношений. Наша задача – восстановить объемы производства сахарной свеклы, ее посевные площади, а для этого необходимо создать условия, чтобы аграриям этим было интересно заниматься. Мы готовы совместно с Ассоциацией Кубаньсахар отстаивать интересы отрасли в плане защиты собственного рынка от импорта. Есть задача по стабилизации оптовой цены на сахар в районе 25 рублей. Достойную прибыль должны получать все. И конечным результатом должна стать не просто выращенная свекла, а выращенный сахар с гектара, как это делается в Европе. Мы с этим согласны, но только давайте сядем за стол переговоров, выработаем правила, по которым будем работать. Только в этом случае можно рассчитывать на рост посевных площадей и достаточную загрузку сахарных заводов, которые без сырья просто груда металла.

– Агропромышленный союз Кубани продолжит защищать интересы своих членов, участников сахарной отрасли?

– Мы, как общественная организация, не собираемся останавливаться. Несмотря на наличие прессинга, мы продолжим защищать интересы наших членов, если потребуется, то и в суде. Конечно же, и сами будем обращаться в те органы, которые могут повлиять на данную ситуацию. А в целом, мы выступаем за стабильное производство сельскохозяйственной продукции и сохранение севооборота, приложим все усилия, чтобы объемы производства сахарной свеклы на Кубани сохранились. Но обманывать наших членов мы не позволим. Информацию о результатах нашей работы мы размещаем на нашем сайте.

Текст: Галина Шишкина
Газета Аграрная Кубань
10 ноября 2013 г.

Материалы по теме:

Сахарной отрасли Кубани нужна срочная государственная поддержка